Книги и Книга

Рецензия на книгу Джона Элдриджа «Необузданное сердце»

Мне посоветовали: возникают проблемы – обращайся к книгам, лезь в литературу, и конец вопросам. Конкретно назвали произведение Джона Элдриджа.

Это действительно хороший писатель. Не потому что в силу известных моему доброжелателю причин я могу быть необъективной в такой оценке. Элдридж берется за полутабуируемые в христианском мире темы, пишет смело, выражая нетривиальные взгляды. Он не зануда, правда, и читать его – одно удовольствие, несмотря на то, что автор не выходит за рамки канонов переводной протестантской литературы с ее обильным цитированием Библии и ссылками на свой жизненный опыт.

Таково и «Необузданное сердце», замысел которого – открыть тайны мужской души. Прекрасное, увлекательное чтение, утвержденное на прочном библейском фундаменте. Пока не подойдешь к нему со своим крохотным жизненным вопросцем, пустяковой проблемкой. И тут начинается что-то непонятное. Вместо того, чтобы взять и применить готовый ответ автора к своей проблемке (казалось бы, легко, ведь в книге с глобальными вопросищами управляются, как с котятами), получаешь новые вопросы. Уже к книге. Вот один из них.

С горечью и справедливо отмечая, что западный образ жизни не в лучшую сторону меняет мужскую душу, продуцируя «прирученных, домашних» мужчин, Элдридж ищет пути возврата к образу, изначально задуманному Богом. И находит: «Агрессия – это часть мужской природы, она «вмонтирована» в нас». Апология агрессии строится на объяснении, что мужчина должен быть храбрым солдатом, освободителем-героем, сильным, готовым к сражению. Приводятся высказывания писателей, персонажи нашумевших фильмов. Убедительно. Особенно, когда выстреливает самый мощный снаряд: Бог Сам нехилый воин, муж брани.

Отлично, всё верно. Спроецируем теперь прочитанное на общество, где агрессия разлита, начиная от роддома и до кладбища, пропитала все поры этого общества, потому что исторически это общество на ней и созидалось. Где она «вмонтирована» не только в мужскую душу, но точно также и в женскую. Сегодня многие отмечают, что наши девочки в школах ведут себя более агрессивно, чем мальчики, и нападения с их стороны фиксируются чаще. Возможно, как пишет Элдридж, девочки эти не придумывают игр, в которых гибнет много людей, но сверстников своих избивают с ужасающей жестокостью.

У нас по сей день боятся отдавать мальчиков на службу в армию, потому что вместо храбрых солдат и героев обратно родители могут получить запечатанный гроб, который и открывать-то нельзя – там их сын, изуродованный не на полигоне, не на учебном тренажере, а потому что в коллективе, где в парнях должны ковать мужественность, царит дедовщина.

Может, мы с автором бестселлеров по-разному понимаем слово «агрессия»? Кому-то оно – возвращение к корням и божественной природе. Лично для меня, получающей  агрессию, куда ни шагни: в транспорте в виде несущегося в меня мата, в магазине как отказ вернуть деньги за бракованный товар, в своей семье как обида уж неважно на что, в церкви (строго выговаривают, что мои дети не сидят спокойно, или что я опоздала на службу), - то вряд ли скажу, что мне не хватает агрессивных проявлений и хочется еще.

Это всего лишь мое мнение, которое не отменяет тот факт, что Элдридж написал хорошую книгу. Книга Элдриджа хорошая, но ни в России, ни где бы то ни было, она научить никого не сможет. Собственно, об этом и речь. Книги, любые, даже самые правдивые и талантливые, не способны выполнять воспитательной роли, быть пособием, руководством в трудных жизненных обстоятельствах. Я имею в виду художественно-публицистическую литературу, касающуюся человеческой души. Есть другие книги, содержащие советы, как свести пятно с одежды, вырастить горох, построить надежную субмарину, применить нанотехнологию в медицине и т.д. Эти книги могут быть полезными, оказать реальную помощь человеку. Остальные бессильны и посему бесполезны. Одно умное высказывание настаивало, что литература из области медицины, техники, юриспруденции, помогает выжить, неплохо устроиться на земле. Художественная же литература служит тому, чтобы подготовить человека к смерти, ибо все, что она делает, – это приоткрывает тайну небытия. Что-то в этом есть.

Так почему же написаны горы книг, и желающих писать не убавляется? Почему эти горы прочитаны и, нет сомнения, прочитают и те, что еще напишут? Причин много. Читать будут, потому что это развлекает, открывает что-то новое, позволяет игнорировать будничную рутину, узнать намного больше людей, чем позволяет реальность (из разных стран, эпох и слоев общества), поучаствовать в приключении, не сходя с дивана… да мало ли привлекательного в чтении. Говоря о природе «читательства», следует также упомянуть, что, кроме любопытства и вышеперечисленного, людьми руководит древнейшее желание «вложить персты в раны от гвоздей и руку в ребра Его», иными словами прикоснуться к больному месту, чтобы осязать чужую боль, оттого будто бы и самому легче. В этой точке писатель и читатель находят друг друга.

Однажды писателей опрометчиво призвали сеять разумное, доброе, вечное, и как-то сама собой произошла ментальная подмена: посчитали, что это уже произошло, писатели стали сеятелями. Но это заблуждение. Они таковыми не являются, о чем сами нередко свидетельствуют. Писательство – своего рода болезнь, побуждающая человека посредством языка бороться с ней, облегчать собственные страдания, искать ответы на мучающие вопросы. Стоит сослаться на откровение одного из самых неслабых мастеров слова – Владимира Набокова, который честно признавался, что пишет не для других, а исключительно для того, чтобы выразить себя, то есть избавиться от маеты и мятежа души. Если так, то можно ли серьезно говорить о воспитательном значении литературы, способности ее творцов сеять разумное, доброе, вечное?

Среди горных высей книг только одна Книга, называемая Библией, действительно обладает силой избавить от боли земного существования, исправить кривое, вывести из тупика, пролить свет надежды во тьме безысходности, а самое главное, не только подготовить к смерти, но и обрести жизнь подлинную и жизнь вечную. Многие ли читают Ее? А из читающих многие ли извлекают уроки и действуют сообразно написанному? Книга эта несложная, вопреки некоторым утверждениям, потому что «заповеди Его нетяжки». И советы дает благие, понятные, недвусмысленные, в отличие от книг человеческих. Многие ли из разумеющих применяют советы Книги на практике? Так неужели послушаются книг, которые при ближайшем рассмотрении суть комментарии к Книге? Комментарии, порой талантливые и проникновенные, порой серые и безликие, а подчас так и вовсе абсурдные, потому что с детским недомыслием и упрямством пытаются противоречить непревзойденному Образцу. 

File 261 File 263 File 264 File 265